Стих Ноябрь 2011
восемь, время, монограмма, вечность, деньги
lifeill
Во мне посеян дым сигарет
Он бродит во мне, как в своём сне, много лет
Он хочет тлеть
Пока я клублюсь
Пускать дым мыслей
Смеюсь
*
Во мне бродит дым старых свечей
Он был для них, в тёмном доме
А теперь-то чей?
И вот я пускаю огонь времён
По колесу души
Разбужен бал, повар тоже встал
И чудится между мраморных бликов пола
Мы встретились с ней посреди толп гостей
Она обняла меня
Ах, мы так молоды!
Навсегда этот путь – конь ли его проскакал
Или полосу шин протянуло авто
По дороге сквозь время
Кто и кто?
*
Недосказанность этого мира дразнит
Так и хочется объяснить его
Но всё жарче бушует праздник
И рьяно струится вино
Хлещет рваными струями лоз, ветвится в умах
Мы опять сейчас начнём забывать имена
Ты и я
Поцелуй между четырёх губ -
Этот неописуемый звук,
Что он творит внутри меня своим добрым и пьяным теплом?
Понесло…
*
Нам не нужно стекло фужеров
Мы убежали в сад от всех
Звери пугливо шепчутся в темноте, крутя пальцами у виска
А мы целуемся
И меняем бутылки на фрукты и шоколад, потом снова наоборот
Хорошо это – быть бессовестно счастливым
Восход зябко поёт…
Свет струится задумчиво,
Среди дымки, окутавшей нас
Стали мы друг для друга единственными
Терпко смотрит твой глаз из-под шубы
Ты лежишь у меня на груди
Без времен и имён, средь миров
Беспорочная юность
Иди
*
Пальчики в кружеве бального платья
Перебирают себя и меня
Нам не хочется здесь оставаться
Впереди в долгих днях семья
Ты причудливо переменилась
Просишь не оставлять тебя
А у меня – война
Как уберечь вас друг от друга?
Я ведь люблю обеих
Время около двух тел ходит по кругу
И злобно секундной стрелкой раздумий колет
Но я останусь с тобой
Защищать от того, что ношу внутри груди
Не выпускать её на тьму и свет
Прижмись ко мне
Какая милая штучка? Что это? А-а.. Тебе так идёт…
Улыбнулась ещё раз…
Вот так с ней
в этой ночи мы совершили
один на всех поход
*
И вроде так же остался у стола
Но стал неизмеримо богаче
Свет моего окна под дождь
Приманивает удачу
Лапочка!
Можно тебя любить только так –
Даже не зная, кто ты такая
Но нужно проявить какой-то такт
И за границы страниц отступаю
 
Ноябрь 2011

Между двух огней. Трудовые мигранты находятся на стыке массовой культуры запада и культуры ислама.
восемь, время, монограмма, вечность, деньги
lifeill
Трудовые мигранты находятся на стыке массовой культуры запада и культуры ислама. Это порождает серьёзные проблемы.

Чтобы мы с вами понимали друг друга, нужно говорить на одном языке. Не русском, таджикском или английском; речь идёт о языке образов и понятий.
В этом тексте используются два обобщённых термина – «западная культура» и «исламская культура». Они выбраны, чтобы упростить картину и сделать её удобной для восприятия. Подчёркиваю: речь не идёт о исламе как о религии в целом; и не о западной культуре во всём её многообразии, а только о отдельных проявлениях.

«Западной» культурой здесь называется информационный поток, состоящий из коммерческих средств массовой информации (в первую очередь телевидения), и продуктов массовой культуры (кинофильмов, музыки, компьютерных игр, масс-медийных образов). Под «исламской» культурой следует понимать систему духовных ценностей традиционного патриархального общества, особенности культурного восприятия страны, где большая часть населения исповедует ислам.
Эти два потока вместе формируют информационный образ жизни подавляющей части трудовых мигрантов. С одной стороны - консервативное традиционное общество, где велика роль ислама, а с другой стороны – СМИ, заполненные массовой культурой «западного» типа. После падения Советского Союза возникла идеологическая пустота, которую не удалось заполнить до сих пор. Информационное пространство постсоветских республик оккупировано массовой культурой западного образца. Коммерческие СМИ стали её главным проводником. Именно поэтому в материале речь идёт о «западной культуре».

Здесь начинается беда. Для того чтобы привлечь внимание публики, средства массовой информации по наработанной технологии играют на глубинных примитивных эмоциях: в результате СМИ заполнены агрессией и насилием. Наступила так называемая «эпоха катастроф». Идёт широкая пропаганда ценностей потребительского общества. Продукты массовой культуры и коммерческие СМИ изначально ориентированы на искушённого «западного» потребителя. У него есть богатый опыт защиты от разносортной информации, выработаны защитные рефлексы, психологический иммунитет. Но ведь  этот информационный поток попадает и в страны, где абсолютно другая культура восприятия. Там, где большая часть населения исповедует ислам, общинные и семейные ценности, пуританство, находятся на высоком уровне. Эта культура восприятия и интерпретация сильно отличается от  «западной».

Сложилась система, где трудовые мигранты, люди из консервативного религиозного общества, годами видят на телевидении убийства, скандалы, однополые браки, пикантные подробности из жизни знаменитостей, обнажённых девушек, эпатажных поп-звёзд, рекламу табака, алкоголя, прокладок – и ассоциируют всё это с «западной культурой». Они плохо знакомы с увековеченными в классике или созданными в наше время истинными, высшими, настоящими достижениями западной культуры - чистыми с позиций морали, призванными совершенствовать человека. Эти произведения были созданы не для торговли, поэтому их редко можно увидеть в ротации коммерческих СМИ. Трудовой мигрант видит иллюзию вседозволенности, созданную для торговли без принципов – и принимает её за чистую монету. А ведь реальность сильно отличается от телевидения.
Эта игра понятий создаёт у неискушённого в информационном плане человека неверное представление о «западной» культуре в целом. Он переносит эти ложные стереотипы восприятия на страну, куда отправляется на заработки. Она предстаёт в его глазах местом, где «порок», (например, употребление алкоголя или лёгкий налёт криминальности) позволит ему быстрее «стать своим» - найти общий язык, ориентиры для разговора, систему координат в информационном пространстве. Можно понять, какому уровню языка, культуры и потребностей учат человека коммерческие СМИ, насколько неверное, однобокое представление о реальности он получает оттуда. По данным ФМС России, основными жертвами коррупции и мигрантофобии становятся молодые, необразованные, неквалифицированные специалисты. От себя добавлю, что главным их учителем «западной культуры» в минувшие десять лет был телевизор.

На проблемах этого буферного пространства в своих интересах играют криминал и терроризм: они жёстко противопоставляют «чистую исламскую культуру» (которая ассоциируется с верой, семейными ценностями, высшим призванием человека) «грязной западной культуре» (насилие, потребление, порок), манипулируя людьми и порождая рознь. Стоит отметить, что неверное представление о «западной культуре» отражается в информационном пространстве, и в итоге способствует формированию ложного образа «трудового мигранта».

В качестве путей решения я предлагаю
- Начать работу по формированию конкретных информационных потоков, адаптированных к особенностям ментальности трудовых мигрантов.
- Продолжить информационную компанию по реабилитации образа трудового мигранта в русскоязычных СМИ.
Например, телевизионный канал «Мигрант» в кратчайшие сроки будет иметь широкую аудиторию.



Ситуация в Таджикистане. Август.
восемь, время, монограмма, вечность, деньги
lifeill
Латентная мысль о близящейся гражданской войне в Таджикистане, согласно моим наблюдениям и расспросам, всё сильнее укореняется в умах людей.

Уходит, блаженствуя, лето, напоследок обдавая сильнейшим накалом солнечных дней. В Душанбе руза. (Кстати, "руз" на таджикском значит "день"). Месяц Рамазан в этом году выдался непростой. В такое пекло люди иногда падают на улице, ведь целый день им нельзя ни капли воды, а работать и двигаться надо. Как говорит простой народ, это только "раис" (букв. "хозяин", влиятельный человек, богач) может позволить себе отлёживаться дома во время рузы, чтобы потом умничать. Этот мусульманский пост, когда нельзя ничего кушать, пить, курить от рассвета до заката, меняет город и людей. Они становятся более вдумчивыми, стремятся меньше грешить, объединяются перед лицом испытания. Острее чувствуют смысл жизни. Правда, не все верующие пребывают в благостном расположении духа, и «неверным» иногда достаётся на орехи – то взглядом праведным тебя обожгут, то душеспасительную беседу в маршрутке заведут, то просто пройдут мимо всем двором с видом горделивых ангелов. Дело мирское, так что удивляться тут нечему.

Латентная мысль о близящейся гражданской войне в Таджикистане, согласно моим наблюдениям и расспросам, всё глубже укореняется в умах людей. Память о страшных 93-97 годах уходит, и на её место встаёт неудовлетворённость жизнью, множество обид и яркое понимание того, что можно жить лучше. Причём мысль о войне возникает не как ключ к решению всех проблем, а как весьма вероятная возможность развития событий. Нет, простые люди не хотят крови, они искренне благодарны своему президенту за пресловутое «хорошо, что нет войны». По их словам, это главное его достоинство.

Но противоречия, накопившиеся в обществе –
- связанные с исламом (веру тяжело удерживать под контролем, а надо)
- с чиновниками (повальное местничество, воровство, косность и бездеятельность)
- с молодёжью (по большому счёту оставленной на произвол судьбы)
- с работой (мало и низкооплачиваемая. Не хватает производства, фабрик и заводов. Строительный бум, который сейчас продолжается, носит нездоровые черты – он во многом связан с избытком квалифицированных рабочих и неофициальным "благословлением", отпущенным на строительство в стране)
- с препятствиями для бизнеса (только добьёшься чего-то заметного, отнимут. Этот общее мнение людей, подкреплённое примерами сети супермаркетов «Орима» и строительной конторы «Мовараннахр»)
– противоречия, накопившиеся в обществе, ставят под сомнение мирное будущее.



За пределами страны остаётся сложная геополитическая ситуация, где с Узбекистаном постоянные тёрки, Россия заняла надменную позицию, а Афганистан как меч, занесённый над головой. С лезвия меча струйкой течёт героин. Граница – понятие условное, поскольку РТ на одном берегу горного ущелья, а Афганистан на другом. Вдобавок любящие американцы строили нам мосты, и теперь их, если не ошибаюсь, три. Для того, чтобы перебросить серьёзную группировку в Таджикистан, вполне достаточно и одного. Надеюсь, что в Афгане работает таджикская разведка, иначе мы опять на дымящейся бочке с порохом.


Вид с борта транспортного смамолёта на горы Памира.

А август подходит к концу, и наступает самый прекрасный – бархатный – сезон в Душанбе. Вылезет множество иностранцев, международные организации начнут спешно тратить бюджеты перед Новым Годом, погода будет – золото. Солнечно, но не жарко, свежо, но не холодно. Может быть, прокатится несколько замечательных бурь. Первые дожди после томительного лета будут благословением. Осенний урожай накормит почти всех. Покатятся одна за другой свадьбы. (Это уже сейчас можно понять, глядя как матёрые матроны "выгуливают" по улицам тепличные цветки - выросших дома свежих, наивных, бледных девушек.) Руза закончится, и, как водится, добрая часть простых мужиков не удержится и хорошенько оторвётся.

Какие могут быть пути выхода? Возможна ли в Союзе Наших Государств (термин мой) бескровная смена власти? Что делать простому человеку?

Благослови вас Всевышний, люди.

Чуть афоризмов
восемь, время, монограмма, вечность, деньги
lifeill
Мой брат-своей заслуженной кошке:
В тебе борются старческий маразм и юношеская глупость. Что победит?

Я ни в ком так не нуждаюсь, как в себе.

Вся жизнь - подъёб. И люди в нём - мишени.

Тренд - это то, о чём трындят.

Так долго хотел мира (готовился к войне) - что решил её устроить.

Всё всегда плохо. Но это же не так!

В каждом носке сокрыта дырка.

Интересно, с каким выражением глаз божество сейчас смотрит на меня?

Главная проблема Таджикистана в том, что у многих здесь мИсли в голове.

Если ты несёшь истину - истина несёт тебя.

Проза зима Душанбе
восемь, время, монограмма, вечность, деньги
lifeill
Когда за окном холодный робкий душанбинский снег, вперемешку с мелким дождём, так здорово сидеть за дубовым древним круглым столом в испитой квартире и писать, наслаждаясь редкими минутами спокойствия. Неумолчно (уже больше десяти лет) шумит телевизор, ставший жизнью дядьки, бабуля с традиционно скорбным лицом расхаживает по домашним делам, пряча редкие искорки радости в глазах. Дядька – смесь робкости и наглости, идёт по коридору, и шаги его как в компьютерной игре: один рисунок, сколько взад-вперёд не носись. Отец пошёл выбрасывать пепельницу, глубокомысленно глядя в неё, будто видя там чёрную дыру или иные галактики. А я вскочу от компа и побегу сейчас смотреть телик рядом с бабулей – не знаю, сколько ещё такой радости мне отвесит жизнь. Реклама, на кухне сочно шипит мантушница, заботливый голос увещевает по телефону. А я удираю от себя страдающего и иду в новое, светлое, сильное, радостное, здоровое, богатое, рабочее состояние.

ТОРЖЕСТВЕННАЯ ОДА, ПОСВЯЩЁННАЯ ЛАПШЕ БЫСТРОГО ПРИГОТОВЛЕНИЯ.
восемь, время, монограмма, вечность, деньги
lifeill
Копаясь в своих былых трудах, нашёл вот этот вот микрошедевр:

Этот продукт знаком просто жуткому количеству людей. В своей нише лапши быстрого приготовления (особенно на постсоветском пространстве) он просто сожрал всех своих конкурентов. И из обычной еды за эти годы превратился в символ. Мы не могли обойти вниманием сиятельный монумент эпохи. Вашему вниманию представляется скромная ода этому продукту, написанная его почётным потребителем:

Ты - знак огромного тайного общества! Настолько тайного, что его члены даже не догадываются о существовании своего ордена. Ордена пожирателей жёлтой пластмассовой лапши, которая горит и капает чёрными каплями, если её поджечь… но стоит так дёшево… продаётся везде… и за годы употребления стала такой привычной! Сколько раз мы заливали её кипятком, грызли сухой, добавляли туда тушёнку, майонез, рыбу, кетчуп – всё, что окажется под рукой. Кто-то даже рисковал есть её с мороженым и шоколадом – и выжил! Простая, на первый взгляд, техника твоего заваривания для сакральных знатоков стала возможностью бесконечно совершенствоваться и постигать тайны космоса… Широкие круги, незнакомые с истинной историей происхождения пометки «БП» на твоей упаковке, наивно расшифровывают её как знак «Быстрого приготовления». На самом деле, изначальной целью производителей было облагодетельствовать этим продуктом социально незащищённые слои населения. И истинная расшифровка – «Бомжпакет»»! Но, как показала практика, социально незащищённых оказалось гораздо больше, чем предполагалось изначально. «Бомжпакеты» не раз согревали тесные компании, проводили перерыв вместе с офисными работниками, кормили строителей, военных, зубных врачей, скотоводов и депутатов. Только «бомжпакет» решает извечную проблему «Есть или не есть?» всего за 80 дирам! Он дарил и продолжает дарить слюноотделение, жевательные позывы и начальную стадию гастрита самым широким слоям населения. Студенты уже давно считают эту лапшу божеством, устанавливают ей памятники и алтари, проводят священные обряды. Некоторые из них даже совершают паломничество к местам изготовления. Правда, почему-то не возвращаются, видимо, решив поселиться в благословенных краях навсегда. Твоя витиеватая форма скрывает огромную и волшебную тайну: из чего тебя делают? Сотни бухгалтеров сошли с ума, пока высчитывали из твоей стоимости рекламу, доставку, упаковку, проценты перекупщиков, налоги… Всё время получается, что ты сделан не из муки, а из какой-то минус-субстанции! Среди народа давно ходит легенда: если залить тебя кипятком и оставить в лесу, то через год ты так разбухнешь, что можно будет накормить всю страну… Ты был и есть опора в годины суровых испытаний и символ трудовых будней! Олигархи ночью, тайком от жены и охраны, заваривают тебя в кружечку и смакуют вкус воспоминаний. Ведь только духовно сильный человек способен питаться тобой годами, сохраняя трезвость ума и способность самостоятельно передвигаться. Ты подарил сотни тысяч минут бурчания в животе и испачкал миллионы тарелок! Первым, что земные жители преподнесут в дар инопланетянам, станешь именно ты – символ эпохи быстрого, вкусного и несущественного.
Несмотря на относительность насыщения, тебя упорно продолжают есть есть, жрать, лопать, трескать, уплетать, жевать и кушать во всех концах нашей необъятной Родины. Любая политическая партия, сделавшая тебя своим символом, обречена на победу: люди будут знать, что не наедятся, но по привычке пойдут вслед за знакомой пачкой. Так разинем же рты пошире в честь славной лапши! Ведь она оказалась товарищем понадёжнее, чем иные люди, и провела нас живыми и почти сытыми через грань тысячелетий!

Впечатления
восемь, время, монограмма, вечность, деньги
lifeill
В Таджикистане усилили контроль за продажей сим-карт. Теперь дилера штрафуют на полторы тысячи сомони (около 35 долларов) за продажу лицу без прописки или без паспорта. Однако вчера нас просто умилила находчивость продавцов: они бумажечкой закрывают часть страницы в паспорте, сканируют его - и потом просто заявляют, что это сканер глючил!

А здесь цитата из присланного мне на почту призвания вступать в ряды:

"С учетом изложенного Движение «БАС !» призывает всех тех, кто словом и делом хотят объединить свои усилия по отчуждению от власти в РТ «Рахмона» впредь подчеркнуто говорить и писать о нем как о лжепрезиденте, президенте-самозванце и до предоставления им достаточных доказательств его принадлежности к таджикской нации называть его только «таджикистанским» лжепрезидентом, а не «таджикским»". Конец цитаты.

Прямо фашисты какие-то! Зато здесь показателен языковой, идейный момент: в России уже давно всё стало "российским", перестав быть "русским", а в Таджикистане подобный процесс только идёт: местные СМИ медленно соображают - "таджикистанский" или "таджикский", и когда как.

Здесь же выдержка из письмеца милой китаянки, что гостила у меня пару дней:

Dear all:

i just circumambulate the Mountain Kailash!
Amazing experience!

i finally back to china earlier this month.
will reach hubei via tibeit - shichuang next month.
sorry china have been blocked facebook,youtube even google,viki.
crazy! so you can check my updates on:
http://www.1rong.com/blog/

all the best!

Love Echo

Вот так вот! Я согласен с Китаем: сам сегодня 2 часа не мог выпутаться из социальных сетей.

Путешественница из Китая Echo
восемь, время, монограмма, вечность, деньги
lifeill
Вот и попрощался я с китаянкой Echo, которая путешествует по миру уже 2 года... Услышав голос Будды, она изменила свою судьбу - из работящей медийщицы превратилась в вольного странника. 2 года подготовки потребовалось для этого: она изучала всё, что может понадобиться в пути. Тепреь за её плечами Египет, Сирия, Иран, Малайзия, Филлипины, Таджикистан и ещё с пару десятков стран. Профессиональный фотограф, она скурпулёзнейшим образом заносит каждый свой день в таблицу Excel: по часам расписывает, где была, с кем общалась, что кушала. По возвращении Эхо (мне больше нравится называть её так) хочет написать книгу и снять мультфильм. Главным персонажем в нём будет кролик (и не потому, что китайцев так много, а потому, что это её символ). Кролик будет на собственной шкуре испытывать перипетии сюжета, чтобы понять: мир вывихнулся, а нам в нём лучше стремиться к добру.

Её блог, как она сказала, один из самых популярных в Китае. А здесь её сайт
http://www.1rong.com

Идём с ней по центральной площади, оцепленной милицией. Концерт, стеклись тысячи человек, и памятуя о недавних событиях в Кулябе и Душанбе (где с выплеснувшейся на улицу толпой фанатов едва справились), власть поставила мицицию на казарму. Обычно, когда тядовой таджикский милиционер дослуживается до капитана, ему выдают пузо. Этот символ благополучия, символизируя правопорядок, с достоинством висел на здоровом менте. Но тут проходящая мимо Эхо с игривым джунгоуским "хехехехе" цапнула капитана за пузо и игриво потеребила. Для него мир рухнул. Он недоумённо посмотрел вниз, туда, где в районе его пупка творятся беспорядки, и сразу был ослеплён вспышкой фотоаппарата под неумолкающее "хехехехехе". Капитан потом весь вечер здоровался с ней за ручку и перестреливался взглядами. Любовь между народами Таджикистана и Китая только возрасла. Другого бы задержали за непочтительное обращение с символом государственности.

Город Солнца или автостопом из Душанбе в Худжанд.
восемь, время, монограмма, вечность, деньги
lifeill
Путевые заметки душанбинца, который съездил автостопом в северную столицу Таджикистана.

Старт
Я вышел из своего двора, напутствуемый утренним призывом муэдзина. Самые сладкие и крепкие утренние сны не отпускали водителей к машинам, поэтому почти весь путь по городу пришлось идти пешком. Однако до базара Водонасосной меня бесплатно подбросил водитель, который специально сделал крюк после того, как довёз свою маму до дома. Сижу на заднем сиденье в обнимку с коробками помидоров и слушаю:
- Я уже несколько лет каждый день вот так встаю… - по глазам было видно, что он недоспал, но привычно бодрится. – Что поделаешь, если хочешь зарабатывать – надо постараться. А Всевышний воздаст.
Утренний базар был ещё тих и немноголюден. Водители варзобских маршруток – кто дремал, облокотившись на руль, кто чесал языки с коллегами. Они наперебой стали зазывать меня. Но помня автостопную мудрость: лучше всего попасть в начало волны машин, выезжающих из города, чтобы она донесла тебя до цели, я неторопливо пошёл на выход из столицы. И правильно: следующая машина, хозяин которой предлагал мне доехать с ним до Худжанда за сто двадцать сомони, вымчала меня к черте Душанбе.
А там, рядом с постом ГАИ, стоял военного вида человек с жестким лицом и холодными зелёными глазами. Когда я проходил мимо него, он сказал:
- Если хочешь быть живым – беги. Если хочешь быть здоровым – беги. Если хочешь быть молодым – беги. Если хочешь быть красивым – беги. Мудрость древних греков.
- Спасибо. Наверное, марафонцев?
- Да-да! Удачного пути!

Варзобское ущелье
И я пешком прошёл пост IRS. Денег не взяли, хотя по глазам было видно, что хотят. Потом был чудесно пахнущий «Опель», битком набитый лепёшками. Он остановился у Варзобского озера, где меня обматерил внушительного вида пёс. Сказав ему, что я всё понял и вообще пацан понятливый, двинулся вверх по трассе. В следующей машине – «тангемке», начал делать вот эти самые записи в блокноте. Подозрительные мужики приняли меня за европейца и начали обсуждать между собой на таджикском:
- Даа… Я подбирал такого как-то у президентской дачи. Странные они все… Чего ходят? Зачем ездят?
- Всех бы таких проверял. Пусть не думают, что Таджикистан без хозяина!
Вид пишущего на ходу человека был им подозрителен, однако сразу сдавать меня в КНБ не стали, смилостивились. После пришлось несколько километров идти пешком по ветреным красивым местам неподалёку от Хушёри и поворота на Ходжа Оби гарм. Там стояла волшебная маршрутка: со стёклами, но без колёс.

Добравшись до столовой, где едят дальнобойщики, я попил утреннего чая. Мальчишка, что там работает, обещал найти Камаз, с которым я уже в час дня буду на месте. Даже на легковой машине за столь короткий срок это было практически невозможно, но видимо, велика его вера в силу российской техники). (Позвольте автору улыбаться на странице. Знак «)» (т.н. смайлик) означает улыбку).
А потом было безумное счастье скользить глазами по небу из кузова ЗИЛа, где я ехал с простыми таджикскими крестьянами. Настоящие горные люди, они смеялись нависшим над дорогой скалам и орали в туннелях, чтобы услышать эхо. Машина остановилась. Крепкие, пугливые и застенчивые девушки, что собирали целебные травы, начали было лезть к нам в кузов с визгом и прибаутками, но на полпути вдруг передумали и спрыгнули. Один попутчик цапнул пучок трав, машина тронулась, и девушка побежала за нами, вопя: «А ну отдай! Брось, быстро брось на дорогу!». Он со смехом отпустил вязанку, и мы укатили. Такого искреннего хохота и доброй непосредственности я никогда не встречал у городского жителя. Один из них кормил меня байками всю дорогу, рассказывая, как в Москве цеплял свободно болтающих по-таджикски русских девушек. Он врал настолько вдохновенно, что и в мыслях не было обижаться на него.
Впереди у них оказался целый день работы на каменоломне, а на меня мрачно уставился чёрный зев очередного туннеля. И что? Больше получаса никто и не думал брать с собой! Пришлось развернуться и проехать километров двадцать обратно. Водитель, с которым мы рассекали стадо баранов, плывущее по дороге, (фото) объяснил мне: в туннеле темно, там иногда воруют мобильники и деньги. А сразу после него пост, где проверяют документы, вот никому и не нужен неизвестный попутчик. Может, у него полная сумка героина с гранатами?

Дядька, который остановился следующим, долго не мог понять – как это: ездить в Таджикистане автостопом? Он-то вёз в Худжанд людей за деньги, вот и я (ленивая торопливая душа!) в итоге договорился проехать с ним до Такфона за 10 сомони. Человек кондовой советской закалки, он скептически поглядывал на меня по дороге, пока я рассказывал, как автостоп пытались сделать всесоюзным движением. Пост обыскал самого сонного из пассажиров, проверил мои документы, сказал «Давай, брат!» и отпустил с миром. На следующей машине, где мужики устроили импровизированную конференцию «Торговля автомобилями в Таджикистане с точки зрения нормального человека», я долетел без денег до Айни. Там меня подвёрг тщательному допросу молодой человек лет 12. Убедившись, что этот тип вроде безвреден, он удалился.

Идём и говорим
Неспешно двинувшись пешком на выход из Айни, я сделал ошибку, о которой не жалею. Да, ушёл с хорошей для стопа позиции. Зато шагая около часа вниз и вверх по трассе, пропёкся как коржик, налюбовался красно-зелёными видами Хушеката и реки Зарафшон и познакомился с замечательными людьми.

Сначала это была группа парней, стоявших у трассы. Когда я рассказывал им, что автостопщики иногда просятся переночевать в мечетях и храмах, один из них начал говорить:
- Вот видишь! Это потому, что мусульманин лучше обычного человека. Если бы…
Но тут парень с потрясающе вдумчивыми глазами, сидевший в инвалидном кресле, оборвал его:
- Не говори так! Мы все просто люди, и каждый должен стараться поступать хорошо.
Следующий попутчик - дед Фаслиддин (или Федя, как он представился) по дороге в сторону мечети рассказывал мне свою жизнь, а я ему – свою. Его мирная, мудрая и добрая философия не жаловалась и не упрекала.
- Я работал киносапожником. Потом всё развалилось, кино больше нет, война, пришлось идти в электрики. Упал со столба, переломал ноги, теперь инвалид. Но без дела не сижу, руки работают. Получаем со старухой пенсию, четверо детей – трое дочек и сын… Дочек замуж отдал, так что всё слава Богу. Я счастлив. Здесь чисто всё, в городе нет такого. Самое главное – лишь бы война не началась, она никому не нужна, а жить можно. Ты посмотри, как здесь красиво… (фото)
Сокровенные места нашего разговора не передать, да и незачем – больно они личные. Он ушёл молиться и собирать куски лепёшек в мечети, а моим сопровождением стали двое мальчишек. Если дед-Феде охота была поговорить на русском, то этот патруль интервьюировал исключительно на таджикском. У них был очень странный для душанбинского уха акцент; но мы благополучно поговорили о футболе, мотоциклах, компьютерах, учёбе, других странах. Когда мои скудные знания языка Фирдоуси иссякли на попытке объяснить, что такое Европа, один из них доверчиво и серьёзно спросил меня: «Европа – это компьютер?». В итоге мы всё-таки друг друга поняли. Они предложили мне срезать путь, взобравшись на во-он тот холмик. Это стало неплохим испытанием… Сусанин в шлёпках впереди каждые пятнадцать шагов подскальзывался, шлепался на задницу и шуршал вниз по склону, а потом вставал и топал вверх как ни в чём ни бывало. Я себе такой роскоши позволить не мог, и только взобравшись наверх, облегчённо выдохнул. Горные люди…
Жара. Подъём. Пить хочу. Никто не останавливает. Голова потихоньку плывёт и туго соображает. Впереди километрах в четырёх оазис – столовая перед Шахристанским перевалом. У китайца за рулём грузовика, который я пытался застопить, глаза от удивления стали вполне европейскими. И тут, когда потеряна вся надежда, когда осталось только одно – идти, вдруг счастье автостопщика: восьмицилиндровый приземистый «Лексус» с кондиционером, едущий прямо в Худжанд!
Зря я расслабился…

Штурм Шахристана
Приятно всё-таки нестись на хорошей машине по крутым спиралям наших горных дорог. Это истинные scenic roads – красота завораживает. А тут ещё общение с достойными, зрелыми людьми. Но вдруг громкий удар в дно, колёса вильнули, управление… – а сбоку, совсем близко, спокойное лоно обрыва. Гам в машине, потом вдруг тишина, опять едем. И позади нас на дороге тянется тёмная полоска. Радиатор пробит.
Шофёры (особенно дальнобойщики) – отдельный народ. У них свой язык, свои обычаи, культура, они иногда понимают друг друга без слов. На «площадке», с которой лежащий внизу у реки Камаз кажется не больше таракана, остановилось несколько машин. Наша, дымящаяся, запыхавшаяся и растерянная, и несколько больших грузовиков с видом бывалых воинов дорог. Они сделали это без просьб – дали нам воду, провели беглый техосмотр и посоветовали возвращаться назад, где рядом с Айни есть яма и СТО. Когда я смотрел на этих простых таджикских мужиков, которые без слов, спокойно и уверенно выручали попавших в передрягу русских, видел - вот она, дружба народов и человечность, основа основ, которой мы все живём. Ни один словоблуд-политик не сможет убедить в этом так, как выручивший в пути простой человек.
А на яме всё хорошо! Три мастера работают, и не нашли ни одной дырочки, нет течи, машина как часы. Как только воодушевлённый хозяин доехал до «площадки», мы опять закипели. Консилиум собравшихся водителей назвал столь мудрёную причину, что я ушёл от греха подальше к обрыву. Под капотом для меня всё равно волшебная страна загадок. И тут вижу: Камаз с заглушённым мотором медленно катится поперёк дороги в сторону обрыва, а четверо людей, упираясь, пытаются его удержать… Подбежал к ним, начал толкать – а они смеются. Оказывается, он просто разворачивался.
Запасшись водой, мы с кислыми лицами продолжили путь. Начались, пожалуй, самые трудные 30 с лишним километров пути: Шахристанский перевал. Туннель только прокладывается, а наверху вас ждёт изъеденная колдобинами дорога, над которой постоянно висит пыль, и где нарезаешь зигзаги, уворачиваясь от встречных машин. Низкая посадка противопоказана! В остальном вся трасса заслуживает похвалы, только в туннеле под Анзобом и здесь она разбита. Мы опять сломались, на этот раз с визгом выплюнув в небо деталь, и я понял: чем болтаться бесполезным грузом, лучше начну стопить. Стоило поднять руку, как рядом остановился маленький внедорожник, откуда выскочил бойкий и напористый мужик с бутылками воды. Он согласился взять меня с собой до Худжанда. За рулём сидел его сын, а на заднем сиденье подавленные обилием слов таджикские дехкане. Летая вверх и вниз по ухабам, зависая над обрывами, штурман рассказывал:
- У нас временного нет, всё вечное… Увидите, эту дорогу ещё будут использовать. Вон, внизу лежит «Чероки» - он где-то две недели назад улетел, погибли все. (На склоне были видны скелеты разбитых машин). А тот грузовик зимой съехал по снегу, как на лыжах, водитель выбрался – и плачет. Я ему говорю – что плачешь, идиот, радуйся, что жив остался! Товар он потерял… А ЛЭП эти (речь шла о электромагистрали Север-Юг) чего стоят, технология какова! Наши двуногие бараны не додумаются! Китайцы вышки вручную собирают: загонят машину, снимут колесо, прицепят систему блоков – и поднимают груз! Но они не для нас, для себя всё это делают – что дорогу, что вышки. Мы ещё долго расплачиваться будем.
Выбравшись на просторы Согдийской области, я молча ждал Худжанда.


Хуб джан
Couchsurfing – сетевой ресурс для путешественников и простых людей, которые рады принимать гостей и общаться с новыми людьми. Зарегистрировавшись там, вы можете познакомиться с людьми со всего света, принимать их в гости, останавливаться у них или просто встречаться. Созвонившись с собратом по каучу, я в первый же вечер попал на тёмную окраину города, в 34 микрорайон, где отведал вкуснейшей жареной баранины. Вообще цены на еду в Худжанде значительно ниже: первое обойдётся в 3 сомони, второе – в 5. А шашлык там такой, какого я уже лет восемь не едал в Душанбе. Ещё советую гулманту (манту в форме розы) и громадную самбусу по 8 сомони, что делают на Панчшанбе.

Территориально Согдийская область отделена двумя мощными горными хребтами. Случайный собеседник, с которым мы познакомились в столовой, рассказал мне, что одного из высокопоставленных чиновников области посадили. Он будто бы хотел взорвать мост в Айни и войти в состав Узбекистана. Однако местные жители, которых я спрашивал об этом, отмахивались:
- Да кому это нужно… Там диктатура! А здесь, хоть и не хватает поддержки государства (в их словах угадывалось извечное противопоставление согдийцев и бактрийцев), но мы справляемся. Правда, зарплаты очень низкие. Всех кормит бизнес.

Хаваканта (Город Солнца), Александрия Эсхата («Крайняя», принадлежавшая Македонскому), Ходжент (переживший Чингиз-Хана и Тамерлана) - всё это имена одного города, которому уже больше 2500 лет. Он просыпается раньше, чем столица: ещё до рассвета на улицах спешат по делам люди. Дехкане везут товары на знаменитый рынок Панчшанбе. Вечером, когда стемнеет, в парках работают аттракционы (каких в Душанбе нет), и много прогуливающихся с семьями людей. Одна из версий гласит, что название города произошло от «хуб джан» - «хорошие люди». Я коренной душанбинец, и не стану говорить, что Худжанд во всём лучше; но во многих вещах он превосходит столицу. Чуть чище, культурнее, дружелюбней, осмотрительней и умнее. Хотя, баранов, конечно, везде хватает (народная мудрость).
В центре города есть очень странное место. Рядом с полуразвалившейся мечетью (мне сказали, что ей около 350 лет) стоит мощное древнее древо. От него так и веет временем. По легенде, его посадил Тамерлан. Как бы там ни было, место это настолько необычно, что стоит там побывать.

Есть ещё кафе в самолёте «ИЛ-18», который стоит на берегу реки Сир; тёзка нашего ипподрома - парк «Наврузгох» (Чунчукарал), и много других замечательных мест в Худжанде. Недалеко от города расположились Арбоб, где в 1992 году прошла судьбоносная XVI сессия Верховного Совета, положившая начало новой истории республики, бывший наукоград Чкаловск и город-призрак Табошар, которые внесли свой вклад в создание советской атомной бомбы.
Но, конечно, большая часть связывает для себя Худжанд (а точнее, Кайраккум) с морем. Докладываю: не высохло, передавало привет. Ждёт Ваших плавок и купальников.

Еду я на Родину
Девушки из патрульно-постовой службы, бесплатный курут, гостиница в форме раскрытой книги, величие реки Сир (Сырдарьи), мазоры... большую часть впечатлений просто не уместить в одну статью. Всё приходит к концу, вот и я с лёгкой печалью расставания на душе, смешанной с предвкушением пути, затемно выдвинулся из города. Первые сто километров откровенно везло – каждые три минуты меня подбирали. В одной из машин я услышал:
- И вот, значит, на пешеходном переходе тормозит меня ГАИшник. Я к нему выхожу и говорю: «Ты зачем меня заставляешь правила нарушать? Речь президента вчера смотрел? Что, его слова для тебя ничего не значат?!». Дальше шла получасовая сага, в которой Добро победило Зло).
Потом был шофёр Камаза, который рассказывал:
- Первую машину купил, а товар везти мне никто не доверяет – молод больно. И тут подходит человек, предлагает рюкзак с героином отвезти, 60 килограммов. Я согласился, отвёз... Потом ещё, и ещё возил. Хе, в те годы открытыми можно было в кузове 2 тонны провезти! Знаешь, как это работает? Одного ловят, их и свои иногда специально сдают, а пятеро проскакивают. Если я сейчас сунусь в Россию – меня убьют. Слишком много долгов там осталось.
Перед перевалом Шахристан опять застрял где-то на час. Меня напоили кумысом, накормили курутом и историями, уже почти утащили к себе в гости – но вдруг одна из машин остановилась. Оказывается, она ехала прямо в Душанбе. Торопясь, я решил, что автостопа на сегодня хватит, и договорился отправиться вместе с ними за оставшиеся в кармане 40 сомон. Водитель по дороге угостил меня мясом, попутчики с удовольствием разглядывали карту Таджикистана, постановив, что страна эта прекрасна и удивительна. А потом в Варзобском ущелье я с удивлением наблюдал, как бородатый дед в тюбетейке машет головой в такт под гремящую в салоне рэп-музыку, видимо, готовясь к встрече с Душанбе.

Семья в законе
восемь, время, монограмма, вечность, деньги
lifeill
Брак священен. Развод – тем более.
Авторский афоризм.


Три слова - и развёлся!
Пресловутый «талок» стал настоящим проклятием для таджикского общества. Это удивительное явление на стыке информационной эры и ислама: муж имеет право развестись с женой, трижды сказав ей заветное слово "талок". Простые таджикские дядьки дотумкали: гораздо безопаснее ляпнуть это заклинание по телефону (например, из России)..."Талок" стал настоящим бичом для таджикских семей - говорит председатель Конституционного Суда Таджикистана. - Количество разводов, особенно среди молодых семей, в Таджикистане имеет печальную тенденцию к росту. В этом году разводов больше; впрочем, растёт и рождаемость. В 2009 году было зарегистрировано рождение 175 345 детей, в 2010 – 189 187 детей.

Много жён – один закон
Актуальная для РТ тема сейчас активно обсуждается обществом – стоит ли узаконивать многожёнство? На практике это явление распространено повсеместно, оно подпитывается традициями и ментальностью. Однако на бумаге многожёнство запрещено. Как устранить это расхождение закона и реальности? Учитывая тот факт, что женщин во власти становится всё больше (статистика по РТ), вопрос надо решать быстрее!)



Мнение:
Чем государство беднее и неразвитей, тем меньше женщина участвует в жизни страны. У неё нет права и возможности учиться, работать, выбирать. Если её превращают, как у нас часто бывает, в плодильный аппарат – тогда многожёнство распространено. Мужчины пользуются необразованностью, зависимостью женщин, внушая им, что многожёнство – это хорошо. Если в других странах женщина уже может выбирать, за кого ей выходить замуж, то у нас здесь только предпосылки раскрепощения. И сотни тысяч женщин остаются людьми второго сорта. Я против узаконивания многожёнства, потому что это прямой путь к консервативному монорелигиозному обществу. Кстати, соответствующую статью Уголовного Кодекса мы, юристы, между собой называем «мёртвой». Ей пользуются только тогда, когда надо кого-нибудь прижучить, испугать. За неуплату налогов, если лезет не в своё дело, если дорогу кому-то перешёл – на него заводят дело. А по факту она не работает.
Александр, практикующий юрист.

Мнение изнутри:
То, что они все говорят – это попытка Таджикистана стать страной с просвещённым исламом. Многожёнство у нас в крови, это традиция и образ жизни, образ мышления, непонятный европейцу. Ладно, Советы всех чесали под одну гребёнку; но запрещать многожёнство в стране, где 90 процентов населения исповедует религию, его разрешающую… Это по меньшей мере противоречие. В Таджикистане нельзя сейчас искоренить многожёнство, да и незачем этого делать. Есть задачи гораздо важнее. А новый закон, чтобы его уважали, должен быть мудрым.
Мухаммад, 2 жены.

Как отметил председатель Конституционного суда РТ, господин Махмудов, непонятно, что делать с тысячами таких семей – всех пересажать? Тем более, учитывая специфику региона, если женщине уже за 30, она может рассчитывать только на роль второй или третьей жены. В сельской местности такие женщины обеспечить себя неспособны, и просто вынуждены искать мужа. Интересно: в России уголовной ответственности за многожёнство нет. Казалось бы, для какой страны этот вопрос актуальнее?
Помимо многожёнства, на конференции особо отметили: население страны до сих пор слабо понимает, что законным считается лишь брак, заключённый госорганами. И претендовать на алименты, на содержание детей после заключения лишь религиозного брака в мечети жена не может. И для множества необразованных=бесправных таджикских женщин единственным действующим законом остаются семья и соседи. А брак с иностранцем теперь возможен только после того, как он прожил на территории РТ больше года. И, в любом случае, жена обязана заключить с ним материальный контракт.
Учитывая всю важность регулирования вопросов, касающихся семьи, Правительством Таджикистана рассматривается сейчас возможность создания семейных судов. Работает специальная коллегия, и Таджикистан может стать первым государством в Центральной Азии, где будет введена подобная практика.

?

Log in